Что ты встала как вкопанная? – дернула подружку Ташка. – Идем, что ли, присядем туда, на стульчики.

Олеся же испуганно закрутила головой по сторонам: она вдруг как будто забыла, кто она, где она… За ее спиной у стеночки стояли Сокуренко с Савельевой, хихикали и строили глазки. Вот кому предназначался взгляд первого красавца их класса. Олеся печально вздохнула и покорно поплелась с подружкой на стульчики.

За весь вечер Сидоров так и не вышел танцевать. Ташка, не привыкшая отступать, все придумывала, как бы так Олесе привлечь его внимание, что бы такое загадочное сказать, какой бы комплимент отвесить, пока Сидоров просто-напросто не сбежал куда-то. Только и осталось подружкам, что хоть потанцевать немного перед закрытием; не зря же, в Что ты встала как вкопанная? – дернула подружку Ташка. – Идем, что ли, присядем туда, на стульчики. конце концов, они сюда притащились.

Я же говорила, ничего не выйдет, все это зря и бессмысленно… – нудела Олеся, пока они одевались после дискотеки в гардеробе и шли домой.

Сегодня не вышло – завтра выйдет! – как обычно, гнула свою линию Ташка. – Кто знал-то, что он так быстро сбежит? Чего и приходил вообще?

– Жизнь не удалась. Никто меня не любит, пойду я на болото, наемся жабанят…

Болота замерзли, а жабанята твои дрыхнут в спячке. И вообще, садистка, тебе их не жалко? – попыталась пошутить Ташка.

Как только оттает – сразу пойду, – не поддержала ее Олеся. – Ненавижу! Всех ненавижу! И себя ненавижу, что поддалась на твои Что ты встала как вкопанная? – дернула подружку Ташка. – Идем, что ли, присядем туда, на стульчики. уговоры!

Но устроить скандал Олесе, которая вдруг ни с того ни с сего стала заводиться на подругу, не вышло. Неожиданно перед ними возник лучший друг Димки Сидорова Максим Антоневич.

Ермолаева! – окликнул он Олесю.

Не Ермолаева, а Олеся! – тут же вклинилась Ташка.

Но Антоневич, казалось, даже не заметил ее:

Я тут… У меня собака пропала. – Он смотрел на Олесю.

И что? – не поняла та.

Ты не видела?

А какая у тебя собака? – снова попробовала обратить на себя внимание Ташка.

Колли, рыжая такая с белым.

Нет, не видела, – покачала головой Олеся.

Весь вечер ищу… – вздохнул Антоневич.

Хочешь, мы тебе Что ты встала как вкопанная? – дернула подружку Ташка. – Идем, что ли, присядем туда, на стульчики. поможем? – предложила сердобольная Ташка.

Олеся чуть в сугроб не свалилась от возмущения. У нее, у Олеси, трагедия, на нее парень, который ей нравится, в День святого Валентина не обратил внимания, а Ташка, Ташка… Ташка готова променять ее с ее переживаниями на какого-то Антоневича с какой-то его дурацкой собакой, которая побегает-побегает и сама вернется! И, кроме того, на улице было ужасно холодно, а они выскочили из дома полураздетые, лишь накинув на себя пуховики, ведь школа в двух метрах от дома, и гулять они после дискотеки не планировали.

Нет, нам пора домой! – на корню пресекла Ташкин порыв Олеся Что ты встала как вкопанная? – дернула подружку Ташка. – Идем, что ли, присядем туда, на стульчики..

Вот, возьмите, – Максим протянул ей листок объявления о пропаже собаки, – если вдруг увидите мою Керри, позвоните… – И печально пошлепал дальше.


documentawtkccv.html
documentawtkjnd.html
documentawtkqxl.html
documentawtkyht.html
documentawtlfsb.html
Документ Что ты встала как вкопанная? – дернула подружку Ташка. – Идем, что ли, присядем туда, на стульчики.