Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом

Следующие несколько дней каждый занимался своим делом. Верт дни и ночи проводил на плацу в обществе своих любимых глиноземов, дуболомов и костоломов, а также мертвяков, которых учил ходить строем и драться в рукопашной. Аборигены шлялись по всему замку, втихомолку растаскивая его на сувениры, так что пришлось приставить к ним стражу из тех же мертвяков. Эльфы предавались своему любимому занятию в мирное время — медитировали, музицировали и дискутировали. И только небольшая группа проводила все время в боевых тренировках. Тени же обливались потом, пытаясь отпустить на волю драконов. Зверушки никак не хотели уразуметь, что они свободны. Когда их прогоняли с крепостной стены, на которой Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом они грелись в лучах редкого зимнего солнца, они нехотя наматывали в воздухе несколько кругов и опять шлепались на камни, всем своим видом показывая, что слишком устали, чтобы шевелиться. Что только не предпринимал командор Теней, чтобы отпугнуть их! Даже однажды устроил небольшой магический фейерверк, перепугав в итоге нас всех, даже ваш покорный слуга поспешил спрятаться под троном и долго не решился вылезти. А драконам хоть бы что! Они, правда, снялись с места и какое-то время кружили над замком, но, едва колдовская шумиха прекратилась, вернулись обратно и от облегчения… правильно, облегчились, так что весь следующий день глиноземы убирали Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом за ними во дворе. Я нарочно возложил эту обязанность на них — мол, вы притащили в дом зверье, так будьте любезны сами за ними убирать и сами их кормить.

Я же дни и ночи проводил в попытках найти подходящее место для своего шарика, как я называл артефакт. В самом замке мне не удалось отыскать для него подходящего убежища; по книгам я знаю, что рано или поздно явится какой-нибудь герой, который решит сначала завладеть артефактом, а потом торжественно уничтожит его вместе с окружающей местностью. Устроить для него потайную комнату? Но я со своим склерозом запросто могу забыть, где она! Спрятать в сокровищнице? Но Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом там постоянно шныряют аборигены в поисках сувениров. А они неграмотные, могут и не то прихватить. Просто положить на полочку в своих покоях? Хорошая идея, только бы сначала найти среди моих развалов свободное местечко!

Пока суд да дело, я таскал шарик с собой, просто держа его в руках, и скоро заметил, что все как-то странно бледнеют, стоит мне показаться на горизонте. А когда я однажды на пиру, усевшись на трон, положил его рядом на край стола, все вдруг дружно скатились со скамей и залегли под стол, прикрыв головы руками.

— Чего это они? — Я поднял глаза на свое Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом отражение. К моему удивлению, оно осталось сидеть, но, судя по тому, как крепко оно вцепилось в подлокотники и как нервно стреляло глазами по сторонам, обливаясь потом, было ясно, что долг борется в нем с инстинктом самосохранения.

— Н-ничего! — выдавило отражение. — Все х-хорошо!

— А все-таки? — Я подался вперед и локтем чуть не задел шарик.

— О-о-у! — взвыло мое отражение, ныряя под трон и заставляя меня последовать своему примеру.

— Вы что, с ума все сошли?! — крикнул я уже оттуда.

— Сам ты псих! — высказалось отражение. — Ты что, решил покончить с собой? Если так, уйди куда-нибудь в дикую Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом местность! Мы-то чем провинились?



— А что такого?

— Он не знает! Вы слышали? Он не знает! — Судя по громкости, эти слова предназначались для моих сотрапезников, которые по-прежнему лежали на полу. — Ты что, все забыл? А, впрочем, что я! Конечно, забыл!

— Так напомни! — крикнул я.

Отражение что-то пробормотало, и ему в тон ответили с мест. Я сделал вид, что не разобрал ни слова.

— Если ты его уронишь, оно разобьется! И мы все тут взлетим на воздух, испаримся и сгорим одновременно! Это же артефакт, которым можно уничтожить полмира! Причем именно ту половину, где будешь находиться ты!

Я из-под трона посмотрел Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом на шарик. Тот лежал на самом краю, сверкая и переливаясь в свете факелов. С виду такой невинный…

В общем, кончилось все тем, что я сшил для него сумочку, отделанную внутри мехом и ватой, которую и таскал на поясе, так что можно было не опасаться, что при резких движениях шарик ударится обо что-то твердое и разобьется. И теперь при моем приближении все только бледнели и вздрагивали, но не кидались врассыпную, как прежде. Что ж, Темный Властелин и должен внушать некий страх.

Мир не мог не отреагировать на появление нового Темного Властелина. И, не прошло и недели, как под стеной Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом появилась небольшая армия человек примерно в двести. Пасшийся на стене Верт прибежал ко мне с докладом.

— Властелин, — воскликнул он с порога, — там бабы!

— Кто? — Я даже подпрыгнул и уколол себе палец потому, что как раз в эту минуту заканчивал шить сумочку для шарика.

— Ну женщины!

— Воительницы, что ли?

— А бог их знает, — почесал в затылке мой генерал. — С одной стороны, они при оружии. А с другой — про доспехи в их стране явно никогда не слышали.

— Понятно. — Я внимательно осмотрел палец на предмет крови, таковой не нашел и продолжил шитье. — И чего хотят?

— Простите, вас!

— Что, все сразу Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом? — Я слегка занервничал. — Ладно, прикажи пропустить!

Несколько минут спустя я вышел в большой зал. То ли Верт немного не рассчитал время, то ли новички оказались людьми решительными, но примерно в ту же минуту с противоположной стороны в зал ввалилась толпа с оружием. Впереди строевым шагом на меня надвигалась женщина лет тридцати таких колоссальных габаритов, что я невольно принюхался — если в ее роду были тролли, она должна специфически пахнуть. Запах был — но это был запах лошадиного пота и дорогих благовоний, а вовсе не мускуса, как пахнут тролли. Развевающиеся белые одежды только подчеркивали ее размеры, а драгоценности, которыми она была увешана, как Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом Верт — оружием, звенели и бряцали в такт шагам.

За нею спешило ее воинство — вопреки утверждению Верта, женщин среди них было мало, всего десятка три-четыре, в таких же светлых одеяниях и с таким же количеством украшений. Создавалось впечатление, что они собрали и привезли ко мне все украшения своей страны.

— Властелин, я ваша верная служанка! — еще издалека закричала она хорошо поставленным басом. — Помогите мне!

— Интересно чем?

Она надвигалась, как шторм на одинокую лодочку, и я с каждой минутой нервничал все больше.

— Я — принцесса! — заявила женщина. — Наследная принцесса, между прочим! Я должна править королевством Иннонния по праву рождения! Но у меня Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом есть брат. Мы — близнецы, но я — старшая дочь. То есть у меня право первородства. И до недавнего времени так и считалось. Но с некоторых пор отец стал болеть и слабеть, и вскоре на нас с братом легли все дела по управлению страной. А брат возьми и предложи мне стать жрицей богини Луны. Мол, тебе будет проще контролировать религию! Я согласилась. У меня есть кое-какие способности к колдовству — как раз столько, сколько надо, чтобы занять верховный пост Главной жрицы. И я ею стала! А тут скончался наш отец, и мой брат, гнида такая, заявил, что женщина не может править Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом страной. Тем более если это — жрица. Мол, я почти монахиня, а у нас государство отделено от церкви! Меня выставили за ворота! Меня, принцессу и наследницу трона!.. Но я поклялась отомстить! Я собрала верных мне сторонников, и мы пришли к вам. Мы кладем свои жизни и души на алтарь вашей победы. Мы будем сражаться там и с теми, против кого вы нас пошлете. И либо погибнем, либо сделаем все, чтобы ваше дело торжествовало. Согласитесь на мое предложение!

Она рванула на себе белые одежды жрицы, и многочисленные украшения на ее груди зазвенели.

Когда она прервала свой монолог, я обнаружил себя стоящим Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом с ногами на своем троне и пытающемся забраться повыше, на спинку. Сверху мне открывался роскошный вид на декольте принцессы-жрицы. И я невольно вспомнил Вунью — по своим габаритам ЭТА принцесса стоила трех, нет, пяти Вуний.

— Э-э… я согласен, согласен! — заторопился я, видя, что принцесса пытается стянуть меня вниз, что при ее комплекции было легче легкого. — Только отпустите меня!

— Звезды, — жрица все-таки вцепилась мне в плащ и почти повисла на нем, энергично встряхивая при каждом слове, — звезды говорят, что вы сочетаетесь браком с венценосной особой! И что это будет наследная принцесса! Понимаете, принцесса!

— Ну и что? — Я все еще Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом пытался спастись из ее объятий, но уже стрелял глазами по сторонам — нет ли свидетелей? — Вы что, знаете день моего рождения?

— Вовсе нет. Но я вычислила по лунным фазам точное время вашего появления здесь, в этом мире!

Ого! Ничего себе!

На ум сама собой пришла Вунья — тоже наследная принцесса, между прочим. Где-то она сейчас? Что с нею? Увидимся ли мы когда-нибудь? Смогу ли я доказать ей, что не имею ничего против ее общества, что тогда ляпнул те слова сгоряча, от неожиданности? Поймет ли она меня? Простит ли?

Мои размышления имели последствия — жрице удалось-таки стянуть сложившего Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом лапки меня с трона и прижать к своей пышной груди. Я отчаянно затрепыхался, пытаясь спастись, и не придумал ничего лучше, кроме как выкрикнуть первое пришедшее на ум заклинание.

Сработало, да еще как! Нас не просто разметало с разные стороны — жрицу впечатало в потолок, где она распласталась белым пятном, а меня вдавило в сиденье трона. Копчиком я приземлился на сумочку с шариком и взвыл от боли. Эхо подхватило мой вопль и разнесло его по замку. Крик получился, что надо, — все сопровождающие жрицу лица рухнули, кто где стоял.

— Уф! — Я покрутил шеей и ощупал себя на предмет наличия телесных повреждений. — Все всё поняли? Если Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом нет — повторяю первый, и последний, раз! Рукоприкладства не потерплю. Я жутко вспыльчивый и могу запросто стереть в порошок того, кто просто на меня не так посмотрит. Или превращу в статуи — у меня как раз четыре галереи пустые стоят. Кто хочет в ближайшие десять тысяч лет поработать мрамором?

Желающих не нашлось. Только жрица-принцесса что-то пропищала из-под потолка. Снизу она в полутьме казалась макетом самой Луны. Дав ей поболтаться там немного, я снял заклятие и вернул женщине способность передвигаться. Она шмыгнула носом и встряхнула свой балахон. Украшения снова зазвенели.

— А как же астрологический прогноз? — жалобно протянула она Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом.

— Потом, — отмахнулся недоступный я. — Позже. После победы! Идет?

Она кивнула с таким энтузиазмом, что у меня не хватило подлости разубеждать дурочку.

Но это было только начало. Вы что-нибудь слышали о народной тропе, которая не зарастет ни при каких обстоятельствах? Так вот. Такую тропу, сами того не подозревая, проложили глиноземы, возвращаясь в замок с добычей. Те, по чьим землям они проходили, а также их соседи быстро смекнули, что к чему, и решили воспользоваться ситуацией. В течение следующего месяца ворота замка пришлось открывать двадцать четыре раза. Шли все — от небольших отрядов вольных людей, у которых были нелады с законом, до Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом обиженных жизнью и судьбой. Одним нужна была надежная «крыша», других влекли приключения, третьи банально надеялись разбогатеть, а четвертые хотели с моей помощью решить свои проблемы. Причем никто не заявлял, что так уж жаждет сражаться на стороне Зла против Добра и мечтает терзать невинных и вообще топить мир в крови. Маньяк явился всего один — какой-то худой, всклокоченный, похожий чем-то на Сежеса. Он встал в позу перед моим троном и принялся перечислять, каким пыткам он намерен подвергнуть всех моих врагов в зависимости от пола, возраста и расовой принадлежности. Причем главными врагами он почему-то считал эльфов и так увлекся Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом описанием зверств, что не сразу заметил, как эти самые эльфы тихонько окружили его со всех сторон… В общем, замок он покинул «ласточкой», выброшенный наружу драконами. То есть я надеюсь, что они его выбросили — уж очень усиленно они облизывались.

А встречались и такие, кто совершенно открытым текстом предлагал мне выгодный союз.

Одним из таких деятелей был король второго по величине государства людей, Менгерии. То есть владыка Верхней Менгерии, поскольку некоторое время тому назад оное королевство разделилось на три — Верхнюю Менгерию, Срединную Могнарию и Нижнюю Мангорию. Владели ими, как в сказке, три брата, получившие свои уделы после того, как отправили Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом вслед за почившим в бозе отцом семерых своих ближайших родственников.

— Вы себе представляете, — гремел король Верхней Менгерии, звеня шпорами и клацая доспехами но моему залу, — они не только восстали против меня, старшего из оставшихся в живых братьев, но и извратили название нашей древней страны. «Могнария» и «Мангория»? Чушь собачья! А как они называют мое королевство? «МЕГЕРИЯ!» Намекают на мою супругу, паршивцы! Наговаривают на святую женщину, кроткую, как агнец!..

— А, простите, вы явились сюда по собственной инициативе или это была идея королевы? — поинтересовался я невинным тоном.

— Конечно, меня послала королева! — фыркнул король. — Ей горько слышать, как порочат имя ее страны Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом. И кстати, это она предложила мне заключить с вами союз.

— Какой? — еще невиннее поинтересовался я.

— Взаимовыгодный! Вы проходите по этим странам огнем и мечом. Кого убиваете, кого берете в плен, кого просто сгоняете с земли. Моих братьев с семьями, конечно, будет ждать печальная участь — они все погибнут, — тут он сделал вид, что скорбит, — но зато страна восстановится под моей рукой. А я за это обещаю воздвигнуть храмы в вашу честь и реформировать религию — вы возводитесь в ранг божества, и на всей территории Менгерии воцаряется культ Темного Властелина. А остальные боги объявятся ложными! Вы согласны?

— А как же! — так Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом же энергично закивал я. — Приходите после победы. Кстати, тут у меня есть уже одна жрица. Вы поболтайте с нею как со специалистом, а потом доложите мне результаты собеседования!

Король покинул зал, преисполненный надежд и еще чего-то там, приличествующего случаю. А я устроился поудобнее и приготовился встречать очередного «союзника».

Были и герои — как же без них! Они приходили чаще всего в одиночку и притаскивали какие-то древние и часто ржавые мечи, которые выдавали за волшебные. Я специально отрядил одного из эльфов помоложе встречать этих энтузиастов и отводить в «зал боевой славы», где по стенам висело рядами трофейное оружие. Новичку самому, в качестве Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом бонуса, предлагалось выбрать место, где будет висеть его «зачарованный меч», после чего очередной герой-одиночка покидал замок, повесив голову. Впрочем, опять-таки оговорюсь, — далеко они не уходили. Подавляющее большинство оседало поблизости от замка, так что к концу месяца вокруг вырос целый палаточный городок. К этим бомжам присоединилась и часть «организованного» воинства, поскольку замок в какой-то момент перестал вмещать всех.

Совершенно неожиданно именно от них я получил известия о Вунье.

Ближе к концу месяца, когда поток желающих встать под мои знамена еще не иссяк, а у стены уже ставили палатки, ко мне явилось несколько запыленных и усталых Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом всадников на шатающихся от изнеможения конях. Вел их принц Алиньяр, брат моей Вуньи, вернее, королевы Вуньяры.

В ее династии власть передается от матери старшей дочери, а сыновьям предлагается на выбор либо командовать гарнизоном одной из приграничных застав, либо покинуть родину. Обычно принцы выбирали первый вариант, но у Алиньяра честолюбия было в избытке. Он попытался захватить власть, потерпел неудачу и, вместо того чтобы доблестно сдаться в плен и быть обезглавленным на главной площади, позорно смылся. Какое-то время принц Алиньяр скитался по сопредельным государствам в надежде найти сторонников, но потом случайно узнал, что зимой его королевство захвачено, а семья убита. Он немедленно Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом вернулся домой, собрал уцелевших воинов, выгнал захватчиков в три шеи и начал восстанавливать страну. Почти всю весну, лето и часть осени он трудился без сна и отдыха, сумел найти средства, чтобы выкупить часть пленников и отстроить столицу, заключил договора с соседями и даже начал реформу армии, но тут неожиданно вернулась Вунья — и все изменилось. Народ кинулся к ней с распростертыми объятиями, благословляя богов, спасших принцессу от гибели, а принца вежливо попросили очистить помещение, поскольку о ремонте темницы тот недальновидно забыл.

И теперь Алиньяр пришел ко мне, чтобы встать под мое знамя и вернуть себе трон.

— Я столько для Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом них сделал! — восклицал юн, тряся рыжими, как у его сестры, кудрями. — Я им даже налоги снизил, потому что время такое — война! Я договорился о поставке продовольствия, поскольку весной половина полей осталась невозделанной. Я начал сбор средств на помощь пострадавшим, и многим удалось помочь. Мне гномы столицу из руин подняли, я заново заложил цепь приграничных застав и повысил жалованье тамошним воинам. Я начал обучать молодежь, чтобы армия была опять готова к боям. И что получаю вместо благодарности? Обещание, что на мой побег посмотрят сквозь пальцы, если я не стану рыпаться? Неблагодарные! Надеюсь, Властелин, вы поможете мне прижать к ногтю эту Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом самозванку? — Он доверчиво похлопал ресницами.

— Всенепременно, — энергично закивал я. — Как только — так сразу!

— Вы только не пытайте ее очень уж долго, — вежливо попросил принц Алиньяр. — А то меня народ вообще уважать перестанет. Пусть она лучше погибнет в бою.

У принца терпения не было совсем — то есть когда его раздавали, ему некогда было стоять в очереди. В течение следующих нескольких дней он ходил за мной хвостиком и нудел, прося и умоляя немедленно начать кампанию. В конце концов я даже стал от него прятаться!

А кончилось дело тем, что я перешел на ночной образ жизни. Днем я отсиживался в библиотеке — а часто Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом там же и спал — и зубрил учебники, пытаясь заполнить пробелы в образовании. Единственными моими собеседниками тогда были Мелкий и Мелочь Пузатая.

Об этой тварюшке следует сказать пару слов, хотя я подозреваю, что этим лишь затяну повествование.

Мелочь Пузатая была драконом, седьмым по счету и самым маленьким среди всех. Она страдала отсутствием крыльев и не умела летать, но это компенсировалось ее умом и сметкой. Ростом она была с небольшую лошадку, но отличалась завидной толщиной, которая мешала ей перемещаться по замку. Я обнаружил ее случайно на другой день после того, как глиноземы принесли мне артефакт — Мелочь Пузатая спала на Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом коврике у моей двери и подпирала ее своей задницей так надежно, что мне пришлось выходить через стену. Как сказали глиноземы, она сидела на сундуке и упорно отказывалась оттуда спихиваться, так что ее какое-то время несли вместе с ним, пока на переправе Мелочь Пузатая не свалилась в воду. Как выяснилось, плавать она не умела, жидкости в любом виде боялась панически, так что прониклась к глиноземам благодарностью, когда те ее вытащили. А поскольку хозяином глиноземов был я, то Мелочь на меня перенесла свои чувства.

Итак, днем я сидел за уроками, и лишь к вечеру, когда желудок начинал напоминать о себе Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом слишком уж решительно, спускался в большой зал, где, кроме ужина, имел продолжительные беседы со своими соратниками. Я выслушивал их доклады по текущим делам, посматривал в зеркало (звук мое отражение так и не починило), а также строил планы — какую страну мы завоюем первой. После чего, дождавшись, пока остальные отправятся спать, до рассвета бродил по замку, наслаждаясь тишиной и одиночеством. Между прочим, никто даже бровью не повел, с чего это я так себя веду. Я ведь Темный Властелин, то есть злодей, а самая подходящая пора для злодеев — ночь, это всем известно.

Прятаться от всех меня заставляла одна-единственная причина, а именно — дата начала Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом похода, которую я никак не мог назначить. И дело не в том, что мне было страшно. Просто сначала надо было разобраться с некоторыми другими проблемами, и главная из них заключалась в заключенных (простите за тавтологию) в мою темницу родственниках. Не то чтобы я о них беспокоился, просто не хотелось лишних проблем. Нужно было отделаться от них раз и навсегда.

Гром, молния, утробные завывания, дрожь земли и удушающий шипящий газ — все эти спецэффекты сопровождали появление в темнице злобного меня. Тренировался я долго, учитывая свой первый, уже порядком позабытый опыт, и результат превзошел ожидания. Пленники внизу дружно закашлялись, зачихали Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом и даже застонали, а я даже не фыркнул, возникнув в облаке дыма и языках пламени.

— Приветствую вас, жители подземелий! — громогласно прогнусавил я, стараясь изменить свой голос так, чтобы он звучал противно. — Трепещите, ибо настал час моего торжества!

Чихание и кашель внизу прекратились, и раздалось недружное, но громкое:

— Да пошел ты в…

— Спасибо! И вам того же и по тому же месту! — раскланялся неунывающий я. — Кстати, за такие слова я могу еще больше испортить вам воздух!

Я взмахнул рукой — и на узников упало едкое зеленое облако. Чихание и кашель стали еще громче и выразительнее, к ним прибавились рыдания, да Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом я и сам еле сдерживал слезы — концентрат драконьих кишечных газов способен свалить с ног кого угодно. Когда облако рассеялось, пожелания мне жить и здравствовать зазвучали с новой силой.

— Рад, что вам понравилось! — Я оперся на парапет. — Если хотите, могу повторить! Это мы мигом!

Общественность задержала вздох и синхронно выдохнула:

— Не надо!

— Рад, что мы так быстро пришли к консенсусу, — улыбнулся я, переждал новый поток ругательств и продолжил: — У меня есть две новости. С какой начать?

Вступать в дискуссию и предлагать начать с хорошей никто не хотел. То есть мне опять поступило предложение провалиться сквозь землю.

— Проваливаться, к вашему сведению Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом, некуда, — возразил я. — Под землей находимся! Но, если кто-то хочет, могу устроить ему экскурсию в нижние слои земной коры, дабы он на собственном опыте убедился…

И тут раздался новый голос:

— Ты, кончай издеваться! Выкладывай, что у тебя, да вали отсюда!

Только одному человеку мог принадлежать этот голос — моему милому кузену Сиду. Я приставил к уху ладонь:

— Ась? Это чего это? Мужчина, вы кто?

— Спускайся сюда — на пальцах объясню!

— Сид! — Я сделал вид, что только что узнал. — Милый родственник! Ты что тут делаешь?

— Тебя жду, — огрызнулся тот. Я мимоходом отметил, что в темнице сразу наступила тишина — остальные узники, затаив дыхание, слушали Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом нашу перебранку, полагая, что представление началось.

— Ждешь? — притворно изумился я. — А я, дурак, делами занимаюсь!.. Кстати, как тебе тут? Не скучно? Компания подходящая или устроить тебя по блату в одиночку? Тут неподалеку такие пещерки есть — закачаешься! Нет, серьезно, будешь качаться на цепях, сколько влезет… то есть пока цепи не проржавеют и в труху не рассыплются! А тишина какая! А эхо!.. Кричи, не кричи — никто не услышит! Устраивает?

Сид проворчал что-то насчет того, где и в каком виде он желает меня увидеть, но я не поддался на провокацию.

— А если серьезно, Сидель, то заметил ли ты странные Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом ароматы, которые там у вас гуляют? Типа будто сдох кто-то?

Тон мой изменился, и Сид ответил:

— Ну заметил.

— Так вот! — Я опять заухмылялся. — Спешу тебя обрадовать — это не я! Это твой папаша, дядя Тангаор!

— Дядя? — взвизгнула, подав голос, Далия, и я чуть было не испытал угрызения совести. Все-таки сестренка, младшенькая…

— Ага! Он самый! Только он слегка того… ну… не свежий…

— Ты… — От волнения Сид начал заикаться, поэтому я пропускаю большую часть его монолога — все равно печатать это нельзя! Скажу лишь, что узнал о себе много нового и интересного. — Ты его убил?

— И в землю закопал, и надпись написал Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом… — закивал я. — Никоим образом! Разве Далия тебе ничего не рассказала? Сестренка, ты должна была сразу доложить о прадедушке!

— Об этом старом маразматике и придурке? Вы два сапога пара! — высказался Сид. — Отец предлагал с ним разобраться…

— Спокойно, мы уже со всем разобрались, — остановил я кузена. — Я даже уже нашел и прочел завещание. И хочу его обнародовать. А заодно и с вами разобраться.

— Ты нас убьешь? — пискнула Далия. — Но, Дельф…

— Я совсем чокнутый? — огрызнулся я. — Сестренка, ты меня не за того приняла! Я не убиваю родичей просто так, во имя высоких целей. Я предпочитаю пакостить по-мелкому. Просто я решил отсюда свалить Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом, и мне вовсе не нужно, чтобы в отсутствие хозяина тут шастали незваные гости. А посему вот мое предложение — вы забираете этот полуфабрикат для червей и возвращаетесь на Остров.

— ЧТО?

От их согласованного вопля вздрогнули стены темницы, а с потолка посыпались камушки и летучие мыши.

— На Остров, на Остров, вы не ослышались. Только я буду присутствовать при вашем отъезде и прослежу, чтобы портал был разрушен раз и навсегда.

Какое-то время внизу молчали, переваривая информацию. То есть конечно, они не молчали, а яростно шептались, но со мной не общались.

— А как же ты? — нарушила молчание Далия.

— Я остаюсь Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом здесь.

— Навсегда? — Это уже Сид.

— До самой своей смерти!

Еще минута молчания…

— Мы согласны!

Я решил ковать железо, пока горячо, тем более что предварительная подготовка уже была проведена, и не стал тратить время. Несколько пассов руками, парочка невразумительных фраз — и мои изрядно потрепанные, исхудавшие и побледневшие родственники стоят рядом со мной, держась за руки, как школьники. Над их головами воспарил труп дяди Тангаора, и снизу раздался вздох облегчения — видимо, бывший Светлый Странник отравлял воздух во всех смыслах.

Несколько Теней возникли рядом, предупреждая все попытки применить магию против беззащитного меня, и Сид с Далией поплелись прочь. Я последовал за ними…

— Эй! Властелин! — закричали Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом снизу. — Властелин, ты чего? Уходишь? А как же мы? Властелин!

— Народ, — я оглянулся, — вам же человеческим языком сказано — я отсюда сваливаю! Ухожу, испаряюсь, дезертирую, переселяюсь! Но вы не беспокойтесь — я там у входа оставлю записку для будущих героев, чтобы они не забыли вас освободить. Через годик-другой вы все будете свободны! Обещаю!


documentawtuazp.html
documentawtuijx.html
documentawtupuf.html
documentawtuxen.html
documentawtveov.html
Документ Глава 30. Следующие несколько дней каждый занимался своим делом